(Не) пишите как Толстой

Я читаю всё, что, так или иначе, касается написания текстов. Книг на эту тему  мало до обидного. А сильных  – единицы. Буду рассказывать о каждой достойной.

Работа Ричарда Коэна «Писать как Толстой. Техники проемы и уловки великих писателей»  входит в мой личный ТОП-5 книг по писательству. Она будет полезна не только для тем, кто хочет создавать художественную литературу.

Если мечтаете стать писателем, прочесть ее необходимо. Если вы – копирайтер, блоггер или журналист, то вам достаточно ознакомиться с моим дайджестом этой книги.

ПИСАТЕЛЯМИ РОЖДАЮТСЯ ИЛИ СТАНОВЯТСЯ?

Наконец я емко сформулировала то, чему учу уже несколько лет: «Писателем нужно родится, а потом стать».  «На писателя» невозможно выучится. Необходимо иметь зерно таланта и взращивать его. В частности, этим и занимается Ричард Коэн, читая курс для студентов, который лег в основу этой книги.

Хемингуэй заявлял, что единственный способ научится писать  –  идти домой и писать. А сам брал уроки у Гертруды Стайн. «Как же трудно писать! Было проще до встречи с вами. Конечно, выходило плохо. Проклятье, и сейчас получается ужасно плохо, но это другое “плохо”», — признался однажды Хем Гертруде.

СЕГОДНЯ КОНКУРЕНЦИЯ ВЫШЕ, ЧЕМ У КЛАССИКОВ

Место, которое в 19 веке занимали толстые многотомные романы, а в 21 окончательно оккупировали сериалы. Ажиотаж вокруг фильмов/книг о Гарри Поттере повторяет то, что уже происходило с романами Чарльза Диккенса.

Американские читатели Диккенса так переживали за маленькую Нелли,  что в 1841 году шесть тысяч фанатов прибежали на причал Нью-Йорка. Роман издавался в Великобритании, и преданные читатели кричали прибывшим из Британии морякам (и, по их представлениям, уже прочитавшим последние главы): «Малышка Нелли жива?!» Согласитесь: ситуация мало чем отличается от вашего нетерпеливого ожидания очередного сезона «Игры престолов».

ПЕРВЫЕ ШАГИ

У великих писателей были разные типы начал произведений: приглашающие, вовлекающие… Но внимание современного человека необходимо захватить буквально с первого предложения.

Работа над романом начинается с тщательной проработки персонажа. Придумывая персонажа, автору в первую очередь необходимо позаботиться об имени. «Будет ли его имя в конце истории подходить персонажу так же хорошо, как и в начале? Может герой дорастет до него или вырастет из него?» – задает наводящие вопросы Коэн.

В романе должны быть и «плоские» и «многомерные» персонажи. Плоские воплощают единственную идею или качество, а многомерные должны меняться, расти и удивлять читателя.  Например, у Хемингуэя многомерные герои-мужчины и плоские героини.

Многие писатели признавались, что их персонажи в какой-то момент оживали и жили своей жизнью. На самом деле, это не персонаж обретал самостоятельность, а авторское подсознание вырабатывало решение.

Интересно замечание писателя Гомаса Харди, автора «Тесс»: «Ситуация может быть неправдоподобной, но герои – нет!»

Убедительно звучит повествования от первого лица. Но даже в нехудожественной литературе труднее всего писать о себе в первом лице. (Моя ремарка: при построении личного бренда следует учесть эту особенность).

ПИСАТЕЛЬ – БОЛЬШОЕ УХО

Хороший писатель тот, кто умеет слушать. Уникальное умение слышать позволяет создавать как живые и природные диалоги, так и подмечать черты характера для своих персонажей.

«Если задача романиста сделать диалог убедительным, то задача публициста  – не исказить суть, которую вкладывал в высказывание собеседник», – подчеркивает Коэн. Это важно помнить и журналистам, берущим интервью. Нужно очень тонко отредактировать текст, устранив словесный мусор и проявив существенное.

СЮЖЕТ БЕЗСМЕРТЕН

Принципы сюжета уловил и выразил еще Аристотель. Сюжет должен иметь начало, средину и конец и его события должны выстраиваться друг за другом по принципу необходимости или вероятности.

Еще в конце 18 века итальянский драматург Карло Гоцци предположил, что существует лишь тридцать шесть драматических ситуаций. Немецкий писатель и драматург  Густав Фрейтаг утверждал, что все истории можно разделить на 5 частей:

  1. Экспозиция (обрисовка ситуации)
  2. Нарастание действия (развитие конфликта)
  3. Кульминация (поворотный момент)
  4. Спад действия
  5. Развязка.

Ричард Киэн  так же упоминает работу Кристоферр Букерр «The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories» (“Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории”). Если очень коротко, то эти сюжеты следующие:

  1. «Победа над чудовищем» (от «Красной шапочки» до «Войны миров» Герберта Уельса).
  2. «Из грязи в князи» (и Золушка, и Джейн Эйер).
  3. «Искание» – сложное путешествие в поисках труднодостижимой цели (от «Одиссеи» до «Властелина колец»).
  4. «Туда и обратно». В основе сюжета попытки героя, вырванного из привычного мира, вернуться домой (это и «Робинзон Крузо», и «Алиса в зазеркалье»).
  5. «Комедия» – определенный вид сюжета, который развивается по собственным правилам. В эту категорию попадают даже все романы Джейн Остин.
  6. «Трагедия» – кульминацией является гибель главного героя. («Макбет», «Король Лир» и «Фауст»).
  7. «Перерождение» – герой находится под властью проклятия или темных сил, и из этого состояния его выводит чудо. (Простейший пример «Снежная королева»).

Ясность и чистоту любого текста нужно обязательно проверять чтением вслух. Мольер и Свифт зачитывали свои произведения слугам, и если им что-то было не ясно, то переписывали его до тех пор, пока те не понимали услышанное.

ОБЯЗАТЕЛЬНО РЕДАКТИРУЙТЕ!

Согласно нейропсихологическим исследованиям, сочинение и редактирование текста проводятся в разных режимах работы мозга.

Классик Флобер утверждал: «Проза как волосы улучшается от причёсывания».

Лауреат Пулитцеровской премии Эдит Уортон признавалась: «Я поглощена массовым истребление прилагательных».

Обладательница Буккера Арундати Рой назвала этот процесс «работой наждаком».

Толстой прошелся по «Крейцеровской сонате» десять раз, а свою жену заставил переписать правленую «Войну и мир» семь раз.

Часто припоминаемый совет Эрнеста Хемингуэя таков: «Пиши пьяным. Редактируй трезвым».

*

Коэн заканчивает свою книгу цитатой  Марка Твена из «Гекльберри Фина», которая содержит шутливый намек  для читателей:

«А больше писать не о чем, и я этому очень рад, потому что если бы я раньше знал, какая это канитель — писать книжку, то нипочем бы не взялся».

И теперь я спрошу вас: а вы возьметесь?

154
Читайте также

Мои книги

(Не) пишите как Толстой

Я читаю всё, что, так или иначе, касается написания текстов. Книг на эту тему  мало до обидного. А сильных  – единицы. Буду рассказывать о каждой достойной.

Работа Ричарда Коэна «Писать как Толстой. Техники проемы и уловки великих писателей»  входит в мой личный ТОП-5 книг по писательству. Она будет полезна не только для тем, кто хочет создавать художественную литературу.

Если мечтаете стать писателем, прочесть ее необходимо. Если вы – копирайтер, блоггер или журналист, то вам достаточно ознакомиться с моим дайджестом этой книги.

ПИСАТЕЛЯМИ РОЖДАЮТСЯ ИЛИ СТАНОВЯТСЯ?

Наконец я емко сформулировала то, чему учу уже несколько лет: «Писателем нужно родится, а потом стать».  «На писателя» невозможно выучится. Необходимо иметь зерно таланта и взращивать его. В частности, этим и занимается Ричард Коэн, читая курс для студентов, который лег в основу этой книги.

Хемингуэй заявлял, что единственный способ научится писать  –  идти домой и писать. А сам брал уроки у Гертруды Стайн. «Как же трудно писать! Было проще до встречи с вами. Конечно, выходило плохо. Проклятье, и сейчас получается ужасно плохо, но это другое “плохо”», — признался однажды Хем Гертруде.

СЕГОДНЯ КОНКУРЕНЦИЯ ВЫШЕ, ЧЕМ У КЛАССИКОВ

Место, которое в 19 веке занимали толстые многотомные романы, а в 21 окончательно оккупировали сериалы. Ажиотаж вокруг фильмов/книг о Гарри Поттере повторяет то, что уже происходило с романами Чарльза Диккенса.

Американские читатели Диккенса так переживали за маленькую Нелли,  что в 1841 году шесть тысяч фанатов прибежали на причал Нью-Йорка. Роман издавался в Великобритании, и преданные читатели кричали прибывшим из Британии морякам (и, по их представлениям, уже прочитавшим последние главы): «Малышка Нелли жива?!» Согласитесь: ситуация мало чем отличается от вашего нетерпеливого ожидания очередного сезона «Игры престолов».

ПЕРВЫЕ ШАГИ

У великих писателей были разные типы начал произведений: приглашающие, вовлекающие… Но внимание современного человека необходимо захватить буквально с первого предложения.

Работа над романом начинается с тщательной проработки персонажа. Придумывая персонажа, автору в первую очередь необходимо позаботиться об имени. «Будет ли его имя в конце истории подходить персонажу так же хорошо, как и в начале? Может герой дорастет до него или вырастет из него?» – задает наводящие вопросы Коэн.

В романе должны быть и «плоские» и «многомерные» персонажи. Плоские воплощают единственную идею или качество, а многомерные должны меняться, расти и удивлять читателя.  Например, у Хемингуэя многомерные герои-мужчины и плоские героини.

Многие писатели признавались, что их персонажи в какой-то момент оживали и жили своей жизнью. На самом деле, это не персонаж обретал самостоятельность, а авторское подсознание вырабатывало решение.

Интересно замечание писателя Гомаса Харди, автора «Тесс»: «Ситуация может быть неправдоподобной, но герои – нет!»

Убедительно звучит повествования от первого лица. Но даже в нехудожественной литературе труднее всего писать о себе в первом лице. (Моя ремарка: при построении личного бренда следует учесть эту особенность).

ПИСАТЕЛЬ – БОЛЬШОЕ УХО

Хороший писатель тот, кто умеет слушать. Уникальное умение слышать позволяет создавать как живые и природные диалоги, так и подмечать черты характера для своих персонажей.

«Если задача романиста сделать диалог убедительным, то задача публициста  – не исказить суть, которую вкладывал в высказывание собеседник», – подчеркивает Коэн. Это важно помнить и журналистам, берущим интервью. Нужно очень тонко отредактировать текст, устранив словесный мусор и проявив существенное.

СЮЖЕТ БЕЗСМЕРТЕН

Принципы сюжета уловил и выразил еще Аристотель. Сюжет должен иметь начало, средину и конец и его события должны выстраиваться друг за другом по принципу необходимости или вероятности.

Еще в конце 18 века итальянский драматург Карло Гоцци предположил, что существует лишь тридцать шесть драматических ситуаций. Немецкий писатель и драматург  Густав Фрейтаг утверждал, что все истории можно разделить на 5 частей:

  1. Экспозиция (обрисовка ситуации)
  2. Нарастание действия (развитие конфликта)
  3. Кульминация (поворотный момент)
  4. Спад действия
  5. Развязка.

Ричард Киэн  так же упоминает работу Кристоферр Букерр «The Seven Basic Plots: Why We Tell Stories» (“Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории”). Если очень коротко, то эти сюжеты следующие:

  1. «Победа над чудовищем» (от «Красной шапочки» до «Войны миров» Герберта Уельса).
  2. «Из грязи в князи» (и Золушка, и Джейн Эйер).
  3. «Искание» – сложное путешествие в поисках труднодостижимой цели (от «Одиссеи» до «Властелина колец»).
  4. «Туда и обратно». В основе сюжета попытки героя, вырванного из привычного мира, вернуться домой (это и «Робинзон Крузо», и «Алиса в зазеркалье»).
  5. «Комедия» – определенный вид сюжета, который развивается по собственным правилам. В эту категорию попадают даже все романы Джейн Остин.
  6. «Трагедия» – кульминацией является гибель главного героя. («Макбет», «Король Лир» и «Фауст»).
  7. «Перерождение» – герой находится под властью проклятия или темных сил, и из этого состояния его выводит чудо. (Простейший пример «Снежная королева»).

Ясность и чистоту любого текста нужно обязательно проверять чтением вслух. Мольер и Свифт зачитывали свои произведения слугам, и если им что-то было не ясно, то переписывали его до тех пор, пока те не понимали услышанное.

ОБЯЗАТЕЛЬНО РЕДАКТИРУЙТЕ!

Согласно нейропсихологическим исследованиям, сочинение и редактирование текста проводятся в разных режимах работы мозга.

Классик Флобер утверждал: «Проза как волосы улучшается от причёсывания».

Лауреат Пулитцеровской премии Эдит Уортон признавалась: «Я поглощена массовым истребление прилагательных».

Обладательница Буккера Арундати Рой назвала этот процесс «работой наждаком».

Толстой прошелся по «Крейцеровской сонате» десять раз, а свою жену заставил переписать правленую «Войну и мир» семь раз.

Часто припоминаемый совет Эрнеста Хемингуэя таков: «Пиши пьяным. Редактируй трезвым».

*

Коэн заканчивает свою книгу цитатой  Марка Твена из «Гекльберри Фина», которая содержит шутливый намек  для читателей:

«А больше писать не о чем, и я этому очень рад, потому что если бы я раньше знал, какая это канитель — писать книжку, то нипочем бы не взялся».

И теперь я спрошу вас: а вы возьметесь?

154
Читайте также

Мои книги

Меню